Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: отзыв (список заголовков)
17:49 

Sh

H

Скромная японская семейка сжилась с христианством и сдружилась с иностранцами, охотно заказывавшими у шустрого портняжки пиджаки и платья, делового кроя и на выход, обеспечивая достаток его жены и быстроногого сыночка, с лёгкой руки матери получившего прозвище «H» (Эйч), из-за латинской буквы имени, которую она вышила, украсив его свитерок.

Веселуха кончилась, когда, почуяв ветер войны, поспешно свернув дела, умотали домой европейцы с американцами, оставляя своего японского приятеля среди воспалённых фанатизмом соотечественников, готовых припомнить ему все грехи и прегрешения, подозревая в измене, потому, что тот был не с теми, кто теперь им враг, а не друг.

Разительные перемены повергают в смятение десятилетнего Хайме, не готового принять новые реалии, не способного лгать и подстраиваться, чего требует его отец, внушающей жене и сыну необходимость маскировки для выживания, пряча суть и заменяя её имитацией, при этом, не изменяя совести, которая не позволяет им опускаться до предательства, отчего бывает больно старшим, но младшему намного больней.

Вроде бы главным героем объявлен малец, но смысловую нить держат при себе родители, вкладывая в сына ум, чтобы тому не пришлось расплачиваться за откровения, вступая в предметный диалог с ребёнком, раздираемого страхами и сомнениями, дерзновенно вставая за правду, также честно поддаваясь слабости, как и твёрдо избавляясь ото лжи.

Немолодой режиссёр педантично воспроизводит на экране письменные главы литературно исходника Карра Сено, листая странички жизни ребёнка, наполненные переломными событиями в жизни его семьи, в равной степени, переламывающие детский взгляд на представление о мире и своей стране, ввергнутой в кровопролитие соотечественников, разделённых взглядом на правду и истину, о котором он часто спорит с непременно спокойным отцом.

Сброшюрованные странички сюжета становятся собранием философских и нравственных максим, выраженных в опытах самого Хайме, его родителей, соседей и друзей, перенесённых в военное измерение ценностей, изменяющего обычный распорядок дня, но не отменяющего абсолюта человечности, сохранённой в неприкосновенности вопреки приказу, под крики «Банзай!» посылающего Родину на смерть.

Несмотря на маленького героя, кино не мельчит, выдвигая вперед попеременно разных людей, по-всякому справляющихся со сваливающимися на них бедами, открывая пути сохранения неприкосновенности собственного лица, иногда даже ценой потери собственной жизни отказываясь подчиняться правилу власти, душащей людей лозунгом «Право оно или нет, но это твоё отечество», противопоставляя личный гуманизм массовому бесчестию, материализуясь в образах жизнерадостного полуподпольщика, сыгранного небезызвестным Шуном Огури и печальным «мужчиной в юбке», представленным в выражении немой боли Тайти Саотомэ. Роман о взрослении или повесть о выживании — здесь мудрость истории, укрепляющей дух.


@темы: отзыв, комментарий, кино, ММКФ 2013, рецензия

17:34 

"Похождения бравого солдата Швейка " 2012

Оригинал взят у jack_kipling в "Похождения бравого солдата Швейка " 2012


Сразу честно признаюсь - готовился смотреть с изрядной долей скепсиса. Современная российская анимация да еще и по культовому роману, который сам по себе нелегок для экранного воплощения. Но получилось замечательно.
В первую очередь надо понимать, что это в основном экранизация по мотивам с непременными упрощениями и обобщением многих линий и характеров. По большому счету - пересказ детям старшего и среднего школьного возраста, как это делали с произведениями Свифта, Рабле, Сервантеса, Дефо в советское время.
Более менее точно перенесена на экран лишь первая часть романа, остальные шли по принципу "галопом по Европам" то есть по Австро-Венгрии разумеется. Так, Будеёвицкий анабазис будет происходить уже в Галиции. Да и изображение главных героев далеко от иллюстраций Йозефа Лады.
Но все же главное то, что сохранен уникальное гашековское настроение книги.


Трактирщик Паливец, помимо своей роли отыгрывает еще Балоуна и писаря Ванека.



Лукаш, поручик Лукаш.


Ходоунский, бывший в романе батальонным телеграфистом, здесь простой симулянт клиники доктора Грюнштайна.


Последняя надежда австро-венгерских военкоматов - доктор Грюнштайн


Фельдкурат Отто Кац - старенький и лысый, как в немецко-австрийском сериале 1972 года)


Служанка полковника фон Циллергута


Марек - хоть и в очках как на классических рисунках Лады, но худой и не вольноопределяющийся)) Впервые, как и Ходоунский, встретится со Швейком в клинике Грюнштайна.


Подпоручик Дуб - отдувается сразу за себя, капитана Сагнера, прапорщика Дауэрлинга, и, еще великого военного теоретика кадета Биглера, несмотря на присутствие последнегo в фильме )


Короче, если хотите познакомить юное поколение с творчеством великого чеха и пробудить интерес к прочтению романа - рекомендую. Вполне можно показывать и с двенадцати лет, чтобы ради подстраховки не ставили цензоры, там нет ничего этакого.
Трейлер




@темы: отзыв, комедия, анимация

10:07 

7 cajas | 7 ящиков

7-cajas-

Подразнив приятеля необычным мобильником, девушка огорошила паренька неподъёмной ценой гаджета, способного снимать камерой фото и делать видео, от чего он сделался сам не свой, нацеливась на год дешёвого труда, как тут удача улыбнулась ему хорошим подрядом. Полицейская чистка всколыхнула проверкой лавочника, бросившегося прятать недозволенное, взяв в носильщики случайного мальчишку — вот такой получился расклад. И всё могло пройти как надо, но появившийся конкурент работника повернул дело наискось. Вот с того и понеслось.

Кино это, как говорят, снималось почти два года, хотя, казалось бы, чего там снимать: вся история разворачивается на так называемом «Рынке N 4» — главном торговом заведении парагвайской столицы, города Асунсьон, в нарезанном прилавочными рядами трущобных коридорах и трухлявых стен. Но разворачивающаяся среди них погоня, нанизывая персонажей, раскрывает подоплёку, постепенно проясняя картину связи, идущей от семи ящиков к каждому из них.

Смесь гротеска и абсурда предстоит в лицах и гуляет по диалогам парадоксально комичных и одновременно трагических образов, втягивающихся в охоту за семью заколоченными ящиками, на которую их толкает далеко не безбедная жизнь, отягчённая заботами о себе и не только, нуждой одних и злоумышленностью других, что нарисуются чуть позже.

Локализованное в пространстве, кино наделено превосходным темпоритмом сюжета, расцвеченным эффектными визуальными приёмами и умелыми режиссёрскими выходками, создающими пульсирующее энергией напряжение рискованной беготни мальчика, вопреки рассудку, стремящегося выполнить поручение, рискуя расстаться с жизнью ради обладания дешёвой игрушкой, ценою в бешеное количество парагвайских монет.

И, если парень рано узнаёт о содержимом своего груза, то его преследователи, имея мнимое представление о своей цели, действуют в заблуждении, усугубляя комедийный абсурд пессимистической трагедией кровавого безумия, охватывающего падших, и ускоряющего их падение, в прямом смысле и в переносном, заключая в круг непреодолимой нужды и преступного обмана, обречённых в окружившей их беспросветной беде.

Кино вполне сойдёт за парагвайский вариант «Криминального чтива». Не столь циничное, но достаточно беспардонное, сочетающее социальный подтекст с эффективными экшн-технологиями, доводя местную историю до состояния горького смеха над гиперболизированно деформированными личностями, меж которых разгорается ажиотажная борьба за выживание, превращающаяся в игру не на жизнь, а на смерть, не чуждое любви и романтического флёра, одолевающего пару персонажей, а потом, следом, и ещё двоих.

Экстраординарное сочетание энергетики криминального боевика с сентиментальной окраской его участников, отмеченных иногда карикатурной театральностью образов, при улыбчивой игре слов, дополняющей совершенную игру актёров хитростью лукавых интриг, смывающих иронией наивность мечты и нелепость детских намерений, уступая удачу технике, на пару с находчивостью, которая присуща беспечным людям, там, на экране, как, впрочем, и тем, кто сделал это кино.


@темы: ММКФ 2013, кино, комментарий, отзыв, рецензия

00:52 

Heli | Эли

-Heli-

Кино начинается с долгой поездки. Открытый пикап везёт груз из двух тел в сопровождении угрюмых немытых личностей. Едут долго под дребезжащий грохот трясущегося на ухабах авто. Кажется, вот-вот достигнут канадской границы, когда машина тормозит у пешеходного мостика, а «грузчики» неловко затаскивают человечьи тела по лестнице, сбрасывая одно, болтаться повешенным за перила, а второго — валяться тут же, поперёк дороги, сохранив, чуть живому, дрожащую жизнь.

Длинноты становятся первым впечатлением от картины Амата Эскаланте, заключающей в себе, по сути, одно происшествие, с одной отдельно взятой мексиканской семьёй, где молодой человек по имени Эли, привезя её издалёка, только начинает жить со своей молодою женой, в заботах о младшей сестре и младенце, поддерживая немолодого отца, зарабатывая ночными сменами на небольшом заводишке, о чем он на наших глазах чистосердечно признаётся девушке, пришедшей переписать население никчёмного домишки, где кое-как обитал семьёю этот кроткий народ.

У сестры роман с армейским курсантом. Ему 17, а ей 12. Но, по рассудку, оба — дети. Или один просто дурак, решивший обвести вокруг пальца свою команду, бездумно втянув в историю подругу, а с ней вместе и всех остальных жильцов домишка, призванных к расплате не за вину, а за знакомство, рассчитываться за которое придётся кровавой ценой.

Режиссёр наполняет время долгими пейзажными вставками и комнатными натюрмортами, акцентируя внимание на быте и оголённой красоте диких мест, переходя от дикости зверья к дикости человека во всей полноте немыслимых мук, обрушивающихся с ночным вторжением и продолжающихся до рассвета, принесшего одному смерть, а другому — опустошение от потерь.

Задерживая внимание, камера много времени тратит на лица, переходя с общего плана на отдельных персон, предлагая прочитать по внешности, что там внутри. Под лицом правительственного чиновника или за душой судебного бюрократа, под маской полицейского или за гримасой юного кретина: несовершенство системы или изъяны сознания, всё вместе или с ними что-то ещё?

Режиссёр сосредоточенно выкладывает визуальные факты, избегая любых оценочных слов, оставляя зрителям делать свои умозаключения о коррумпированности и продажности, о бесчестье и безнравственности, наблюдая за бедами, приходящими к Эли, одна, за одной, доводя его до исступления в слепой злобе на всё и вся, отбрасывая безнадёжностью на дно отчаяния и нежданной нужды.

Отталкивающее натурализмом измывательство над жертвами испытывает терпение наблюдателей размеренным выбиванием духа из тел и выжиганием половых принадлежностей, в расчёте, что каждый сам решит, что ему делать: надо ли зажмуриться, последовав примеру Эли, или продолжать пялиться в оба, вместе с придурковатыми и обдолбанными хозяйскими ребятишками, пожирающими под это зрелище свой немудрёный корм.

Режиссёр же упорно возвращается к лицу Эли, делая ставку на его блуждающий взгляд, гипнотической силой которого актёр Армандо Эспитья генерирует медитативный саспенс нарастающего напряжения, с которым его отчаявшийся найти помощь герой бьётся сердцем в полосе отчуждения и в охлаждении чувств, при бессилье закона, становясь опорой возмездия, не за своё побитое тело, но за утраченную невинность сестры, сбрасывая гнёт постельным экстазом, обрывающим невесёлый ход истории, которая, как показалось, в этот момент только что началась.


@темы: комментарий, кино, ММКФ 2013, отзыв, рецензия

14:25 

De Ontmaagding van Eva van End | Дефлорация Эвы ван Энд

Ева

Это кино краем напоминает «Счастье» Тодда Солондза, сходным образом препарируя состояние голландской семьи, чей устоявшийся быт и стерпевшиеся отношения с временным вторжением чужака подвергаются внезапной ломке, попутно обнажая скрытое, вываливающееся иногда буквально настоящими скелетами из шкафов домашних обитателей, которых провоцирует своим поведением невозмутимо спокойный и идеально воспитанный гость, явившийся в белых одеждах святого, чтобы упрекнуть их своей неземной чистотой.

У одних он вызывает любовь, у других — возмущение, но всех он сбивает с толку, заставляя в смятении поступать иначе, чем прежде, избавляясь от привычек и терпимости, переходя к неудобным вопросам и поиску выхода из заевшей рутины, вчера ещё безраздельно довлевшей над ними, но теперь внезапно ставшей невыносимой, не открывая секрета, как быть.

Образцовый гость подрывает стабильность, порождая среди домашних поиски перемен, без которых им было неплохо раньше. Могло быть неплохо и впредь, если бы не вызывающее поведение пришельца, приводящего в каждом механизм критической переоценки обыденного, бросая от серой будничности в болезненный поиск нового места для себя в жизни и места, в жизни своей, для других.

Совмещая сатирическую остроту и анекдотический юмор, фильм складывает индивидуальные психологические портреты, задевая собой и общественные отношения, выбивая их из обычного ритма стереотипов, чтобы, подняв на смех, подчеркнуть несовершенство, связывая его с несовершенством комичной семьи.

Ночной переворот в жизни нелепой девочки используется, поверх много другого, для символичного обозначения перемен в жизни всех членов семьи, лишившейся незыблемости прежних устоев, ощутивших в себе и других иное, что не позволит им оставаться прежними, как бы это не казалось возможным кому-то из них.


@темы: ММКФ 2013, кино, комментарий, отзыв, рецензия

15:26 

Cl



За то, что мадам (мадемуазель?) Эммануль Берко в режиссёрской прыти вытворяла вместе с доверившемся ей тринадцатилетним актёром Оливье Герите, Роман Полански вынужден был покинуть насиженные Соединённые Штаты и отправиться на сорок лет в далёкие бега, спасаясь от механики судебных шестерён, готовых развести мосты свободы, отрывая его будущее от продолжения вольного пути.

Француженка привольно кувыркается в постели с неоперившимся юнцом, приоткрывая полог пред чередой французских поцелуев, в мгновение ока, превращаясь из уравновешенной и удовлетворенной дамы в очарованную женщину, оказывающуюся на пороге необыкновенной любви.

Спасающая репутацию уловка состоит в том, что, по классической схеме, партию ведет не женщина, а мужчина, пусть даже и не великих лет, взявшийся изучать устройство тела и тонкую природу женской души, не кротким слушателем, а пытливым исследователем, самостоятельно организуя свой далеко идущий и рискованный эксперимент.

Удалый молодец, напором наглой мощи отворяет запретную дверь, а та, поддавшись, впускает его в зону романтики и глубоких страстей – звучит, очевидно, значительно, но выглядит всё это довольно смешно: цветущий бутон во власти тщедушного мотылька, тогда как у него есть два тяжёлых шмеля-опылителя.

Мотылёк, конечно, оригинал, но «роза» ещё та фифа. Что ей в его настойчивом упорстве иль не хватает в жизни суеты? Хочется экстрима и приключений, ярких впечатлений и обострённости чувств? Женщина в любви, а мальчик в дорожном поиске. Она строит замки на песке, а он задумчиво выводит формулу связи, но не души, а тел.

С героиней всё ясно: она без ума от нахального мальчика, а вот о режиссёре сделать вывод не так легко. Но, по всему видно, она без головы, как тот всадник, несущийся в неоглядную даль, несущийся, потому, что несёт быстрый конь, который, не подчиняясь узде, сам выбирает и держит будущий путь.

Эммануэль Берко несёт оброненная в посвящении мысль о свободе любви и безграничности чувств, которая растекается по долгим эпизодам и паузам заторможенных сцен, растворяется в картинных взглядах мальчика и томных постельных тонах, воспроизводящихся и повторяющихся, превращаясь в нескончаемый коридор, где с началом всё ясно и свет виден в конце, только тускло от неокрашенных стен, которым не досталось ни живых красок, ни пестроты бумажных обоев, и только под потолком болтаются редкие фонарики из непосредственности детей.

Поставь Берко свое посвящение вначале, кино, наверное, потеряло бы всяческий смысл. А так, два часа перебирания блуждающих идей: к чему, зачем и чего ради. Опасения за мальчика, которого оторвавшаяся тётка тискает в своих жадных руках: с ним-то всё обойдётся, а вот с актёром, что станет, как? Забудет об этом приключении или оно останется в памяти навсегда? Ему хотя бы есть отчего волноваться, а мне уже и не хочется вспоминать.


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

20:50 

Kuky se vrac

Kuky

От картинки на постере может возникнуть предубеждение, что это кукольно анимированное сказочное кино. Тут легко попасться в ловушку и не заметить главного, ускользающего в череде приключений игрушки: жизнь самого мальчика, мысленно пребывающего в сознании набитого соломой героя, преодолевающего «буераки, реки, раки», упорно стараясь вернуться домой.

Вынужденная предосторожность — больному ребёнку вредна пыль, и мать хочет избавиться от опасной игрушки, к которой так привязан её паренёк, собираясь выбросить её в мусорный мешок. А подозрительное исчезновение друга запускает детское воображение, уносящее его фантазию по следам матерчатого зверька, бегущего со свалки, по полям и лесам, спасаясь от опасных врагов и получающего помощь от нелепых существ, которых представляет себе мальчуган.

Известно, что режиссёр первоначально имел совершенно иной план развития сюжета своей картины, пересмотрев его после общения со своим сыном, в корне изменив фабулу истории, связывающей героев живых и персонажей вымышленных, использовав в работе редкие трудоёмкие анимационные технологии и сложные спецэффекты, отделяющие эту картину от рядового кино.

Кажущиеся простой игрой, похождения Куки до самого конца воспринимаются милой игрой скучающего ребёнка, занимая львиную долю времени, охваченного небылицей, застилающей детективной пеленой эпизодически приходящее вместе с мальчиком волнение, замечая которое, беспокоится мать, добрая и заботливая, но так и не разглядевшая что в нем и как.

Впрочем, и со стороны это сделать также непросто, поскольку незаметный эпизод неприглядной реальности, мельком показанный в начале, находит своё продолжение лишь в самом конце, задуманный режиссёром в качестве опор для моста, переброшенного между ними размышлениями парнишки, тогда как его игрушка оказалась совсем близко, а не в несусветной дали. И в этом — опыт непостижимого мышления ребёнка, остающегося скрытым от взрослых за симптомами обычных забот.

Детским мыслям не принято приписывать глубину, считая ребят неспособными к серьёзным выводам, а вот Ян Сверак со своими родственниками убеждает в обратном, проходя вместе с сыном (он играет мальчика Ондру и озвучивает Куки) путь к обретению добра и сострадания, в который, как выясняется, выливаются живописные кукольные выяснения отношений с погонями, обманом и поисками, что, развлекая малых, дают повод взрослым пристальней посмотреть на своих детей, памятуя, как любой случай может запустить непредсказуемый механизм скрытых переживаний, игру фантазии и небытие воображения, чей полёт, поднимая дух, укрепляет его силу в том теле, где не чают эту силу найти.


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

18:55 

Une place parmi les vivants | Место среди живущих, реж. Рауль Руис, Франция, 2003

Книга

Разбивая мечты о стены пренебрегающих им издательств, Эрнст Риппер получает очередное подтверждение своей писательской несостоятельности, когда, взамен отвергнутой рукописи, ему предлагают начать другую, обещая вдохнуть в текст обострённое ощущение реальности, данное непосредственным участником действия, вознамерившимся запечатлеть его в толще бумажных страниц, раскрывая писателю философию серийного убийцы, о котором ходят слухи и шелестит газетными листами крикливый Париж.

Прижатый безысходностью, автор включается в работу, отправляясь на ночные рандеву с заказчиком, погружающим его в мыслительную загадочность рассуждений и выводов, ведущих литератора по детективному лабиринту криминального действа, решительно переходящего в плоскость игры разума и соревнование идей.

Уже с первой встречи героев становится ясно, что это игра. Спектакль, который разыгрывает под носом романиста хитроумный авантюрист, теоретизирующий над искусством преступного, иронизируя над типологией личных представлений и общественным мнением, лукаво посматривая смеющимися глазами Тьерри Гибо в удивлённое лицо Кристиана Вадима, чей персонаж запоздало обнаруживает собственное место в пространном плане художника, вместе с режиссёром ведущего свою непростую игру.

Это, прежде всего, игра слов, путаница задач и разгадок, туман мотивов и пелена следствий, явно заступающая за границу нуара в поле изящного словоблудия и насмешливости над стереотипностями, увлекающего ожиданием неожиданностей, которые, в итоге, оправдывают обещания, являясь дополнением кружевного сюжета, вплетённого в светомузыкальное оформление обликов и теней.

Рауль Руис нащупал живой пульс давнишнего Парижа, веселящего ночного, со стриптизом в сиянии ярких огней, богемного, в хитросплетении интриг, и дымного, от террористических атак. Он дал ему звуковой нерв от Хорхе Арриагада и пластичную картинку, набранную из покачивающихся кадров, снятых светочувствительной камерой Иона Маринеску, словно улавливающей колебания сомневающегося писателя, решающего отдаться воле истинного автора, силой претендующего на его жизнь и судьбу.

Издёвка заключается в том, что режиссёр, держа подлинное авторство всего здесь сущего, устраивает настоящий розыгрыш, как над несчастным писателем, так и над своими зрителями, чутко внимавшими словам актёров, расшифровывая идею, скрытую Руисом в разоблачительной сатире над жанром, стилем и анализом, приводящим демагогический экзистенциализм к грани чистого помешательства, переживаемого героем, переходящим в иную суть, обращая в игрушку себя и прочих, над кем поглумился творческий дух.


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

22:36 

Hubad sa ilalim ng buwan | Обнажённые под Луной | Голые под луной , Реж. Лав Диаз, Филиппины, 1999

Hubad Sa Ilalim Ng Buwan

У творчества филиппинца Лав Диаза есть свои преданные сторонники, готовые терпеливо рассматривать его необычное кино. Он хорошо знает об этом, вместе с тем понимая, что никогда не станет сколь-нибудь значимой фигурой для большинства, делая кино для людей выносливых и ранимых, способных к медитативно созерцательному исследованию жизненного процесса, со всеми нюансами экранного действа, охватывающего психологию мотивации и харАктерные свойства действующих лиц, несущих в себе философию чистого искусства, которую исповедует этот нетипичный для азиатчины режиссёр.

Большинству непреодолимым барьером к знакомству с фильмами Диаза становится их потрясающе гигантский хронометраж. Ведь достаточно взглянуть на колонку с таймингом, чтобы отложить просмотр любой его ленты не до лучших времён, а разом и навсегда, ибо среднеарифметический показатель в семь с лишним часов отбивает всякую охоту и лишь единицы, переломив себя, смогут вознаградиться удовольствием, если, опять же, окажутся любителями долгих историй из хитро сплетённых людей.

Его картины охотно включают в фестивальные программы, отмечая особый взгляд и редкостную манеру изложения, связывающую разговорную портретность стиля, визуальный контекст и психоделическую озвученность пространственного единства природно-человеческой среды, где в драматическом развороте прослеживаются пересекающиеся линии жизни и разводящие их повороты судьбы.

Начиная, Лав Диаз ещё не вошёл во вкус, пока что экономно расходуя время, укладываясь в удобоваримый масштаб действия. Поэтому «Обнажённые под луной» удачный способ первого знакомства с его методой затяжных исповедей и заунывных тем, сопровождающих романизиованные терзания бывшего священника, отказавшегося от сана, чтобы найти новый путь, страдая, что сбился со старого, виня себя за беспомощность и грехи, ставшие физической обузой и нравственной болью его жены и дочерей, кое как справляющихся со своими страданиями, становясь упрёком мужу и объектом заботы немого дяди, знающего, что за этими люди требуют от него глаз да глаз.

Этот фильм, как тихий родник, течёт и течёт себе длинными словами и бездонными паузами ночной тишины, прерываемыми криками и дрожью сомкнувшихся тел, разносящих жар истерзанных душ по просторам лесов и углам дома, поднимая осевшую в них пыльную тоску от прошлых и нынешних бед, для которых смерть — забвение и искупление, приходящие с новой болью вины и греха.

Погрузившиеся в ровный поток этой ленты смогут разделить режиссёрское любование отраженными в нём лучами сверкающей любви людей и собственным пребыванием внутри построенной жизни, раскрывающей неожиданную для филиппинцев сложную комбинацию нравственных и этических мотивов на уровне сложнейших произведений европейских классиков литературы и того же кино.

Да, надо признать, кино это на большого любителя, как кино вообще, так и томительных историй в частности, для глубокомысленного зрителя, пристрастного к нюансам контактов и отзвукам их последствий, привычного к вещам тяжёлым и душещипательным, нисколько не напоминающим о растиражированном по свету поверхностном и наивном филиппинском кино.


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

23:25 

Starbuck | Папаша, реж. Кен Скотт, Канада, 2011

-Starbuck-

Он не был первым ребёнком в семье, зато был последним работником на родовой скотобойне, внося сверхскромный вклад в семейное дело, когда, уже, будучи совсем зрелым для брака, получил от подруги признание, что скоро сможет оказаться в роли отца ребёнка, а следом был сражён другим известием, с которым к нему явился загадочный молодой человек.

Все по-разному «шалят» по молодости. Кто-то обирает дураков, кто-то подворовывает в супермаркетах. Дэвид Возняк промышлял, торгуя собственным семенем, которое ушлые медики щедро раздавали для изготовления сотен пробирочных детей, спустя годы разом вспомнивших о своём биологическом папаше, потребовав от него, если не объяснений, то хотя бы условного рандеву.

Мгновенный испуг, сменяющийся любопытством. Пятьсот тридцать три потомка и полтораста из них хотят представиться и поговорить. Торжествующее любопытство, заставляет открыть конверт с письмами, чтобы начать знакомиться, узнавая, во что вылились грехи молодости, став поколением из взрослых людей.

Взяв ребят под наружное наблюдение, многодетный папаша узнаёт, что их не только много, но все они разные, мальчики-девочки, умные и не очень, физически совершенные и ограниченные в способностях, с всякими увлечениями и многими привязанностями, любящие противоположный пол и привлекающие себе подобных — шумная толпа желающих, знать свой корень, родителя, а он — вот.

Вот тут-то и начинаются перемены. Уж было развернувшаяся комедия положений вдруг заиграла красками намёков и ассоциаций, мотивами не прямыми, так косвенными вводя кощунственную параллель между Создателем и осеменителем, когда незадачливый отец ощущает себя на позиции Творца, ответственного за плод своих стараний, пытаясь взять под крыло всех сразу и каждого в отдельности, а толпа детей благодарна Творцу, или, как там его, отцу, за счастье быть собою, играть, слоняться, грустить и шутить.

Было ли это отъявленной шуткой, но осознавая себя производителем поколения и ославившийся газетным прозвищем Старбак, постигая значение движения и его последствий, инфантильный последыш набирает мужского веса, готовый нести истинный родительский крест, без страха перед будущим своего ребёнка и без упрёка из прошлого, провожающего его машущими руками и сотней улыбающихся от удовольствия ртов.


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

14:11 

On the Ice | На льду, реж. Эндрю Окпеаха МакЛин, США, 2011

_On_the_Ice_

На крайнем Севере гниют люди. Не надо думать, что лёд сохраняет свежесть. Он только отбивает запах и помогает быстро трезветь, скрадывая следы вчерашней попойки. Оставляя нетронутыми обиды, скуку и отчуждение, вспыхивающие огнём злости посреди застывших от холода вод, уводящей с прямого пути в замыкающийся обманом круг лжесвидетельств, делающих правду неуловимой для каждой, из втянутых в дело сторон.

Над Бэрроу висит незаходящее Солнце, подсвечивая красным диском границу неба и нетающих льдов, застывшую в звенящей тишине вечность холода и скуки, с которой, пополам с водкой, безнадёжно сражается местная молодёжь, разделённая планами и способностями, догадываясь о своём сером будущем и зная обо всём наперёд.

Два друга стали связаны одной смертью, один, зная правду, другой, принимая за правду свою ошибку. Так или иначе, оба стараются не выдать настоящего, пряча от расследователей ненужный ответ, сами продолжая рыскать по снежным полям любви и ненависти, за которыми их подстерегает новый обрыв, как выход из затянувшегося падения, конец которого предначертан прошлым, а все уловки — лишь отсрочка судьбы, которая для них ясна, и никакая ложь её уже не изменит.

Так, у нас на глазах, медленно растекаясь, вслед за кровавым пятном расползается длинный след случайной любви и мятежной юности, проступающий в сбивчивых разговорах подельников при встречах накоротке, когда дисбаланс подростковых чувств нарушает рваное течение слов, а нервный срыв превращает несчастный случай в идеальное преступление, в котором виновен тот, этот, оба, или ещё некто, тот, кто называется словом «жизнь».


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

12:16 

"Магазин на площади" (Ян Кадар, Элмар Клос, ЧССР, 1965г.)

Оригинал взят у mypucmka
Если кто-нибудь, когда-нибудь, с какого-нибудь перепугу меня спросит: "А какое кино ты бы хотела снимать?", я бы без тени сомнения ответила: "Такое, как чехословацкий фильм "Магазин на площади".  Для меня этот фильм - кино в чистом виде, идеальная иллюстрация к тезису Сергея Эйзенштейна "Выглядеть как хроника, действовать как драма." Простым (тут не та простота, что воровства хуже, а та, что к гениальности ближе) и точным киноязыком рассказана драма "маленького человека" - словацкого столяра Антона, история, которая не может оставить равнодушным человека с теплым сердцем. Этот фильм не из тех, что показывают в кинотеатрах и по телевизору, нет его на полках видеопрокатов и в популярных файлообменниках. И, тем не менее, его нельзя причислить к категории "кино не для всех".  А для начала - маленький (всего 1мин.15с.) ролик.



Про что кино: столяр Антон (Тоно) - такой, знаете, тюха-матюха, подкаблучник, щуплый невзрачный мужичонка, затюканный тщеславной бой-бабой. А на дворе-то 1942 год и марионеточное фашисткое государство Первая Словацкая республика. Родственник Тоно, ловкий парень и какой-то там словацкий мелкий фюрер (а Тоно на него злой - они когда-то чье-то наследство не поделили) с барского плеча отжалел горемыке-столяру магазинчик галантереи на городской площади в безраздельное пользование (вот так по-нашему, по-славянски!) вместе с еврейской бабушкой, бывшей владелицей лавки. Еврейская бабушка оказалась слепенькой и глухенькой одинокой женщиной, а магазин - абсолютно нерентабельным. К городу подгоняют составы из красных телячьих вагонов, пока еще пустых...

Это фильм о том, как важно быть собой - в любых обстоятельствах, и о том, как для главного героя измена самому себе оказалась несовместимой с жизнью.
Почему смотреть: исключительные актерские работы - все играют великолепно, но актерский дуэт Йозеф Кронер (Тоно) - Ида Каминска (старушка пани Лаутман) - это просто фантастика! Трагизм сценария скрашен малой толикой славянского юмора, сродни "Бравому солдату Швейку", но не так брутально. И.Кроннер, пародирующий Гитлера (сцена семейной вечеринки), переплюнул Чарли Чаплина. Классическая, вдумчивая, без выкрутасов и самовыражалова, кинорежиссура. Операторская работа хороша, но монтаж выше всяких похвал. Аскетичный саундтрек в стиле музыкального авангарда (в СССР подобную музыку писал А.Шнитке) создает особенное настроение фильма. "Золотой глобус" (1965г.) — «Лучший фильм на иностранном языке», "Оскар" (1966г.) — «Лучший фильм на иностранном языке», Специальная премия на Каннском кинофестивале (1966г.) .


Резюме: Фильм предвосхитил такие знаковую картину, как "Пролетая над гнездом кукушки"(схожи по проблематике морального выбора и стилю режиссуры - и М.Форман и авторы "Магазина на площади" - представители т.н. "Пражской школы";). Некоторое влияние, как мне кажется, оказал этот фильм и на С.Спилберга и его "Список Шиндлера".  А в целом, это незаслуженно забытый шедевр эпохи "золотых шестидесятых" в европейском кино.



@темы: драма, кинорецензия, отзыв

14:08 

Le premier homme | Первый человек, реж. Джанни Амелио (Франция, Италия, Алжир), 2011

lepremierhommeaffiche

Рассказывая друзьям, Камю говорил о будущей книге, называя её своей «Войной и миром», строя грандиозные планы, но его масштабные намерения, волею судеб, застыли в ста сорока четырёх страницах клетчатых листов блокнота, найденного в дорожной сумке среди обломков разбитого вдребезги авто, на котором он ехал по дороге в Париж, где и оборвалась жизнь нобелевского лауреата, оставившего наследникам неразборчиво написанный рукописный текст.

В шестидесятые годы прошлого века он казался опасно несвоевременным и оттого, пролежав тридцать четыре года без движения, слова Камю нашли путь к читателям лишь в тысяча девятьсот девяносто четвёртом году, расшифрованные дочерью писателя, не без сомнений решившейся на публикацию чернового материала, памятуя о требовательности своего отца, критически относившегося к проделанной работе и, кажется, собиравшегося уничтожить написанное, чтобы начать писать заново, с чистого листа.

Пережив алжирскую войну, французы восторженно приняли отложенную на десятилетия книгу, прочувствовав и оценив вдумчивое волнение писателя, озабоченного историей и культурой своей страны, перенесшей тяжёлый период колониального распада, вызвавшего обострение социального напряжения, экстремистских мыслей и террористической активности, давших автору повод для глубоких размышлений о межэтнических отношениях, цивилизационном развитии и о себе, как первопроходце истории, прожитой французским мальчиком, родившимся на алжирской земле.

И без того скудный материал сильно потерял при переносе в сценарий Джанни Амелио, переведённый в удобоваримую форму мемуаров, утративших первоначальную живую искру и чистоту откровения, которую нёс в себе непричёсанный язык литературного произведения, покорявший подкупающей искренностью и ёмкостью авторского слова, наполняемого памятью героя, дорожащего Родиной и семьёй.

Для меня очень важен этот недоделанный роман Камю. И, подозреваю, он совсем по-другому ценен самим французам, у которых успех от его публикации позволил заговорить даже о «культе Камю», возродив интерес к идейным основам философского мировоззрения учёного, противостоявшего сартровской идее «грязных рук», развенчивая историческую тупиковость марксизма в исследовании, получившем книжное название «Бунтующий человек».

В сомнениях, Камю и сам по-разному трактовал смысл выбранного названия, вмещающего в себе суть первопроходства и ощущение одиночества, испытываемое человеком в чужеродной среде, рождение первенца и становление личностной индивидуальности, которое переживает укрепляющийся в себе молодой человек. Все они, так или иначе, передаются этим кино, протекающим в разрыве прошлого и настоящего, наполняя рассказ первозданностью детских открытий и глубиной взрослой мудрости, не избавляющей от парадоксов сознания, делящего мир на разных людей.

Болезненный для французов националистический аспект этой истории, перекрывается автобиографичными приключениями девятилетнего Жака Кормери, чьё детство во многом повторяет судьбу автора, отмеченное самоотверженной любовью его матери и деспотичной суровостью бабушки, чью строгость подогревает не отпускающая нужда, парадоксальным образом обостряя персонализацию писателя в лице главного героя, чьё будущее становится возможным благодаря своего рода подвигу его учителя и самоотверженности всех членов его семьи, чьими трудами мальчик обретает возможность стать первым человеком из рода, поднявшимся снизу, сменив механическую работу на труд мыслителя.

Сжав эмоционально насыщенную часть детства, кино впитало несколько поворотных моментов книги, останавливающейся памятными автору персонажами на убийственной цикличности террора, взаимопроникновении национальных культур, и, быть может в первую очередь, на доброй воле людей, своими решениями не только возвышающими человека, но и силой его возвышения двигающими вперед прогресс всего человечества.

Пусть это покажется пафосным, но нежданное согласие непреклонной старушки (внешне — так самый запоминающийся образ за весь фильм) всей семьёй горбатиться шесть лет ради образования непослушного маленького «бездельника» воспринимается чудом волшебника (переходящий из времени во время первый учитель Жака), разглядевшего способности и сумевшего раскрыть их в своём ученике (чуть отрешённый и погружённый в себя симпатяга Нино Жугле) и остаётся наивысшим пиком, перекрывая ослепляющей вспышкой элегическую ностальгию Жака Гамблена, возвращающегося к истокам, чтобы испить на алжирской родине горечь надвигающейся войны.


@темы: рецензия, отзыв, кино, комментарий

13:12 

Les petits Mouchoirs

Вы не находите, что последнее время так мало хороших комедий? Чтоб смешно до уровня LOL, а пошлость не зашкаливала. Настолько мало, что я привыкла иметь наготове  улыбку, не более. И когда вдруг начинаешь хохотать - так здорово  и удивительно. 'Les petits Mouchoirs' ('Маленькие секреты';) режиссера Guillaume Canet - 100% удивителен. История о совместном отдыхе  компании друзей в загородном доме одного из них и о том, как развиваются их отношения на фоне трагедии. Отношения с друзьями, любимыми, детьми и даже животными, приправленые тонким юмором.

Легко, весело, элегантно!

Красотка, запутавшаяся в любовных связях. Не верится, что она могла играть отнюдь не симпатичного Воробушка (Marion Cotillard, 'La Vie En Rose';).

В свойственном ему образе противоречивого и отвязного. (Jean Dujardin, '99 Francs', 'The Artist';).


Хозяин загородного дома, центральный комический персонаж (François Cluzet, 'Intouchables';).


Мой любимый персонаж в фильме. Молодой неизвестный талант.





@темы: beautiful people, отзыв, французское кино

22:43 

Сталкер (Андрей Тарковский)

Только недавно я начала открывать для себя Андрея Тарковского. Из четырех фильмов, которые я пока посмотрела, Солярис захватил меня больше всего.  Но так как последний фильм, который я посмотрела, - это Сталкер, то скажу немного о нем. Ибо именно он занимает мои мысли в течение последней недели.

tarkovsky

Совершенно удивительное, по-настоящему повествовательное кино. Просмотр фильмов Тарковского - это не просмотр, а чтение. Медленно, поступательно перед зрителем разворачивается история. Но только особенность в том, что история пишется не словом, она стелется образами, создавая при этом эффект абсолютной интуитивности, продвижения наощупь, словно, сам автор не знает, куда его приведет его книга. Так и создается эффект апофеоза настоящего, даже если событийный ряд прошлого вторгается в канву фильма.

О чем же повествует Сталкер? Поверхность фильма не лишена мистики: инопланетный метеорит, зона, живущая своей жизнью по своим законам, с капканами и ловушками, зона, таящая в себе заветную комнату исполнения желаний,... Но конечно, гораздо интереснее, что кроется за всей этой таинственной оболочкой.

Это фильм о поиске. О поиске себя, в некотором смысле. Познай самого себя, глаголит Древняя Греция. И следуя этому указанию, человек отправляется на поиски своей идентичности. Такое путешествие всегда требует от него мужества, ибо это путь в глубины себя, где расставлены ловушки, попав в которые человек рискует сломаться навсегда. Но преодолев себя, в конце концов, он оказывается перед "комнатой исполнения самого заветного желания". Что представляет собой эта комната, как не зеркало? Самое большое и откровенное зеркало, которое являет человеку самого себя таким, каков  он есть. Кажется невероятной жестокостью подвергать себя как человеческое существо такому испытанию, обреченному на то, чтобы узреть "слишком человеческое", чтобы разрушить все свои иллюзии. И пожалуй, это зеркало является последней и главной ловушкой, преодолеть которую под силу либо цинику, либо Икару, страстно желающему долететь до солнца, и сгорающему фениксом во имя новых возрождений.

Такая интерпретация кажется очевидной, на первый взгляд. Но Тарковский никогда не дает ответа, при всей моральной строгости, при жестокости происходящего, мы не получаем ответов, лишь новые вопросы. И тогда смысл приобретает новые черты и воплощения.

Недаром Тарковский вводит в повествование писателя - неоднозначного персонажа, по-настоящему человеческого. За его внешним цинизмом я вижу нечто большее. Он отправился на поиски себя, человек лишенный иллюзий, уставший от пресной и даже горькой повседневности. Нет, это не трагический герой, но он не лишен своего пафоса. Почему он, отважившийся пройти столь долгий путь к себе, путь, полный опасности, уже на середине сознавая бесцельность своего путешествия, почему он доходит до самого конца и не заходит в комнату? Страх? Неверие? Пожалуй, что нет. Дойдя до самого края, преодолев себя, он отказывается смотреть в зеркало. И я вижу в этом сознательный выбор человека, вершащего свою судьбу. Сам он обесценивает внешне свой поступок, говоря, что не хочет видеть своей подноготной, что предпочитает "тихо и мирно спиться". Но я думаю, он понял, что в комнате его ждет вовсе не зеркало. Там форма, вроде тех, что исплользуют дети для игры в песочнице. И эта форма определит его раз и навсегда, заморозит становление. Человек изменчив. Более того, человек - это проект, словами Сартра. Только самолично можно решить, кем ты являешься. И отказ от получения готовых шаблонов - это кульминаци фильма, это свободный выбор человека, берущего жизнь с свои руки под свою ответственность.

Сталкер не понял его поступка, потому что погряз в своем иделистическом эгоизме и страхе. Я не вижу в нем никакого мужества. Напротив, только бегство от реальности в себя. Но в отличае от своих спутников, сталкер совершает это путешествие не ради самопознания. Он бежит в свое безумие, не имея намерения достичь самого своего нутра, желая затеряться в лабиринтах своего подсознания. Что такое его слезы, которые льются в самом финале? Это боль. Но только не боль от поругания святого, а боль от разорванной завесы иллюзий, которой он скрывал от себя свое бегство.

А что увидели в этом фильме вы?




@темы: Тарковский, отзыв

18:38 

Welcome to the Dollhouse | Добро пожаловать в кукольный дом, реж. Тодд Солондз, США, 1995

-Welcome-to-the-Dollhouse-

Положение двенадцатилетней Доун Винер критическое. С ужасным лицом и неуклюжим телом, опущенная животной кличкой ниже уровня обычных людей, не видя шансов на успех среди сверстников, она живёт в вечной конфронтации со своей эксцентричной семьёй, не пропуская повода поссориться с сестрой, потеряв личный вес для родителей и музыкально озабоченного брата, оставаясь в узком кругу общения с другим изгоем, придумав на пару со странным парнем клуб «особых людей», ещё сильнее отделив себя от остальных, очевидно, не особенных созданий.

Всё как обычно, что в пору задаться вопросом, за что картине влепили рейтинг MPAA «R», в нашем варианте определяющий её как фильм «для взрослых», тогда как тут кругом дети, запутавшиеся в наслоении своих житейских проблем, о которых взрослые хорошо знают по собственному опыту, а подросткам стоит узнать заранее, чтобы от неведения не наделать глупостей или не наломать тех ещё дров.

При всей фестивальной привлекательности, работа Тодда Солондза спрятана от детей куда подальше, дабы не смущать юный взор абсурдистско-сатирической манерой режиссёра, с первых же шагов использовавшего циничный метод нравственного вандализма, заглядывая за стены домов и в души своих малопривлекательных героев, опутанных паутиной собственных комплексов, страстишек и провокационных идей. Вот как героиня этого фильма, в отчаянии готовая пуститься во все тяжкие, лишь бы приобрести значение в глазах одичавшей школьной общественности, видно, добивающейся от жертвы совершения нелепицы, словно в жизни наступил вовсе крайний предел.

Типичный случай обструктивного подросткового изоляционизма режиссёр оборачивает в обстоятельства экстравагантного выбора, перемешивающего личные отношения персонажей в взрывоопасный коктейль детской прямоты и откровенной искренности, готовый сдетонировать ударной волной разрушительного взрыва, выносящего перенапрягающийся от усилий детский мозг.

Обычное дело, когда, бросаясь искать удачи на стороне, герой проходит мимо близкой удачи, как обессиленная Доун Винер, виснущая на негодяе, принимая за негодяя ни в чём не повинного паренька, окутанного пеленой противоречий и сложной молвой, поддаваясь общему мнению, навешивающему ярлыки, вынося каждому свой окончательный приговор.

Зацепив того за живое, девочка даёт парню шанс (Брендан Сэкстон феноменально отважен в поцелуях с изумительно отталкивающей Хизер Метараццо), как и он даёт ей шанс, своей несостоявшейся угрозой открывая своё подлинное лицо, наперекор устоявшимся стереотипам, с прежней неизбежностью разрушающим планы, сокрушая надежду на правильный выбор и истинный путь.

Похоже, это самая целомудренная картина Солондза, ещё сдерживающего (а после уже и не сдерживавшего) сатирическую игру слов и фантазии, уносящей в несусветную даль воспаленное воображение главной героини, парадоксально обнажая индивидуальные цели и общественные течения, выставляя напоказ безобразную замкнутость индивидуализма, отягчённого эгоистичным отчуждением коллектива близких родственников и недалёких одноклассников, делающих, если не хуже, то только больней.

И в этом всё — конкретная жизненная история, гиперболизировано обострённая гипертрофированным молодёжным экстримом, раскладывающим по воображаемым полочкам, что нехорошо в этом мире, а что здорово, указывая, как важно разглядеть за видимым лицом скрытый характер, помогая сделать шаткий финал началом новых сомнений, обескураживающих размышляющую героиню прорастанием противоречивых свежих идей.


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

23:02 

Anibal | Анибаль, реж. Пьер Бутрон, Франция, 2000

Anibal

Привычней иметь дело с ботаником. А вот мальчик — садовод выдаёт нетипичный случай детской привязанности, выделяющий юного Эдгара особенностями странного интереса, совсем необычного для сына преуспевающего кинопродюсера, обеспечивающего своему ребёнку широкий выбор в роскошном доме и богатом дворе.

Но, внезапным сюрпризом, счастливую беззаботность Свити, как ласково называла Эдгара мать, стирает известие о прибавлении в семействе, объявленное родителями усыновление перуанского мальчика, которого они, не имея возможности завести своего второго, решили сделать его братом, самого первенца, естественно, не спросив.

Истерящий сын и непреклонные в своём решении взрослые — очень скоро вырисовывается картина непримиримого противоборства эгоцентричного ребёнка с привезённым полудиким индейцем, неожиданно для всех впадающим в удушающе изматывающую болезнь, резко меняющую поведение возмутительного Свити.

Идейно определённое, кино под филигранные барочные мелодии Жан-Мари Сениа сиюминутно трансформируется в просветлённый рассказ о чистоте детской совести, которая берёт на себя иногда больше, чем может поднять, нагружая сердце ответственностью, совершенно неожиданной для списавшего сына отца и неосмотрительно согласившейся с ним матери, рассчитывавших на силу, но не силу добра.

Отталкивая родителей, Эдгар живёт в кругу поддерживающих его растительную привязанность садовника и навещающего их семейного врача, переключающих его интерес от цветочного мира к миру человеческому, тем более что это не требовало особых усилий, поскольку ребёнок уже носил в себе всё нужное, надо было только ему помочь.

И пока занятой папа, не ведая о происходящем, обламывал своего отпрыска, тот, прислушиваясь к сердцу, делал то, чего не мог сделать врач, оставаясь закрытым и не постижимым для близких, отогреваясь в компании старого актёра (Роже Анен в роли самого себя), готовый к жертвам, самоотверженный и отвергнутый семьёй.

С первого взгляда ясна преподавательская выстроенность истории, и до самого конца кажется, что она касается только самого мальчика и его больного сводного брата, но лишь в завершении тема расширяется, когда, волею судеб, оказавшиеся вне дома ребята попадают в руки милейшей женщины — судьи, делающей больше, чем ей предписывает служебный долг.

Тогда же, ближе к финалу, принимаешь как должное картинность отдельных сцен, равно как и преувеличенность некоторых реакций (к Роже Анену это не относится), проникаясь симпатией к главному герою в противоречивом исполнении Энгеррана Демюленаре, которому в свои десять очень не просто было выдержать давление всех эмоций, которыми по ходу дела наделён его темпераментный персонаж.

Да, да — это кино о сердце, о большом сердце маленького человека, которое при поддержке добрых сердец взрослых обнаруживает в себе силу и пробуждает эту силу в других, подводя всех нас к ожидаемой и неожиданной точке в виде глобальной строчки от Альбера Камю: «Я не знаю иного долга, кроме долга любить».


@темы: кино, комментарий, отзыв, рецензия

15:14 

И всё таки Anna Karenina (Джо Райт, Том Стоппард, Сиди Ларби Шеркауи)

Дамы и господа.
С момента появления в информационном пространстве фильм этот для меня маячил как неизбежность.
Было понятно, что прийдётся посмотреть экранизацию, созданную прекрасным английским режиссёром Джо Райтом по великому роману великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Вот только выражение "великий" несколько частило. Слово это легко выбросить из текста, но не из головы. А в мозгу оно наводит собственный порядок и часто лишает возможности мыслить критически.
Много лет назад я с восторгом и изумлением прочитал книгу Петра Вайля и Александра Гениса "Родная Речь". Застывшие в глубокомысленных и строгих позах писатели (помните портретные галереи на стенах кабинетов русской литературы?) вдруг предстали перед нами в совершенно иных ипостасях - непохожими на себя, немного смешными и странными, но куда более живыми. А засаленные от бесконечного переписывания, перелистывания и переговаривания тома классики вдруг захотелось ПЕРЕЧИТАТЬ.
Честно говоря, ничего подобного я от фильма не ждал. И в который раз был наказан за собственный снобизм.
Настороженно присели мы с женой и дочкой перед телевизором. И до самого конца не могли оторваться от происходящего на экране.

                       
Полупустая сцена, кулисы, рампа. Брадобрей порхает вокруг Стивы Облонского. Изящно-странный танец-бритьё завершается резким хлопком в ладоши. На сцене появляется слуга с чем-то неправдоподобно огромным в руках. А это, оказывается, ГРУША для Дарьи Александровны и детей! Начало...
Но причём тут сцена? Мы в кино или в театре? И почему груша по величине смахивает на боксёрскую?
Все эти вопросы вскоре задавать перестаёшь. Таковы правила игры, заданные режисёром и сценаристом.
Сейчас напишу кощунственную фразу. Давно не приходилось так смеяться.
  И груша, и покрытый коркой льда ослепительный на морозе паровоз, и неизбежная "Во поле берёзка стояла...", музыкально сопровождающая действо, и многое, многое другое  - не издёвка над Россией и не "развесистая клюква", а насмешка над штампами, к русским реалиям прикипевшими. Плюс - ирония, не дающая пафосу утопить нас в собственных слезах.
  К примеру, смешная и очень характерная  "предпостельная" сцена - Каренин в халате с ответственным видом достаёт маленькую серебряную коробочку, раскрывает её и бережно извлекает ... презерватив. А во второй раз коробочка неотвратимо появляется в кадре во время признания Анны и отказа от постельных отношений... И исчезает навсегда.
  Но пришло время произнести имя второго создателя фильма (а для меня - первого, ибо без него ничего подобного не случилось бы...). Сэр Том Стоппард. Знаменитый английский драматург. Наибольшую известность получил, благодаря дебютной пьесе "Розенкранц и Гильденстерн мертвы". Уже в ней и в фильме, снятом самим драматургом, задан  принцип, великолепно отработавший в "Анне Карениной" - нет границ между сценой, условным залом и нами - зрителями.
А одна из последних встреч со Стоппардом - его драматическая трилогия "Берег Утопии" - волшебное действо, содравшее толстенный слой бронзы и оживившее Герцена и Огарёва, Чаадаева и Белинского, Бакунина и Тургенева... Все они неожиданно оказались живыми людьми - любящими, страдающими, сомневающимися, верящими, верующими и совершающими неизбежные ошибки, трогательными, героическими и смешными. Я был поражён (и, честно говоря, поражён до сих пор) тем, как британец мог так честно, тонко и точно описать российскую реальность.
  Но вернёмся к Анне Карениной. Один из вершинных моментов фильма - бал. Плавно скользящие пары безмолвно беседуют. Руками.  Как в раскрытой книге прочитывается страсть, безмятежность, тревога, неумолимое приближение трагедии... В изумлении задаю глупый вопрос: "Неужели тогда так танцевали?". Разумеется нет. Тогда ничего ТАК не делали! Но в чём секрет?
Фильм окончен. Неторопливыми муравьями сползают титры. Помимо приподнятого состояния, остаётся ощущение некой не до конца разгаданной загадки.  Пытаюсь разобраться. И неожиданно на экране всплывает ответ. Сиди Ларби Шеркауи. Хореограф фильма. И один из ярчайших постановщиков современного танца. Нам ранее посчастливилось побывать на его балете "TeZukA", о чём я написал здесь.
Клик. Всё встало на свои места. Благодаря его таланту, движение превратилось в одну из важнейших смысловых составляющих фильма. Или спектакля? Или балета?
Многое можно было бы добавить, расширяя рамки этой крохотной благодарности? Но я, пожалуй, остановлюсь. Всё возможное уже сказали бесподобная головокружительно-прекрасная Кира Найтли в роли Анны, Джуд Лоу - такой Каренин, коего мы не представляли ранее, юный красавец Аарон Тейлор-Джонсон - Вронский и все, все, все остальные члены блистательной команды, собранной создателями фильма.
  Дамы и господа.
Тем, кто не успел или по какой-либо причине не захотел "сходить в кино", чрезвычайно рекомендую. А если в результате что-либо из увиденного "нарушит" стройность вашей картины мира, то попрошу не забывать, что фильм этот создан по мотивам романа Толстого. Это всё таки не "Анна Каренина", а "Anna Karenina".
И никуда от этого не деться. Да и не хочется.



@темы: Анна Каренина, британское кино, джо райт, джуд лоу, кира найтли, отзыв

Кино-лента

главная